5 окт. 2016 г.

Документальный фильм о Кришнамачарье “Дыхание богов, или Путешествие к истокам современной йоги” (2012)

Праздничный показ фильма, приуроченный к 128-летию со дня рождения Кришнамачарьи, состоится 18 ноября 2016 года в Центре Йоги “Прана” на Баррикадной (19:00-22:00).

Перевод с англ. Анна Ян. Оригинал статьи: Breath of the Gods. A Journey to the Origins of Modern Yoga. A Jan Schmidt-Garre Film // Namarupa. — Spring 2015






Согласно индийской традиции йога, которую изо дня в день практикуют десятки миллионов людей по всему миру, восходит корнями к самому Господу Шиве. В то же время создание йоги в ее современном виде датируется началом 20 века и приписывается индийскому ученому Тирумалаю Кришнамачарье (1888-1989). Этот фильм — именно об этой менее известной истории.


Оригинальное название фильма: Der atmende Gott  Reise zum Ursprung des modernen Yoga (Германия, 2012). Длительность 1 час 45 минут. Режиссер, сценарист, продюсер: Ян Шмидт-Гарре (Jan Schmidt-Garre) — член Немецкой академии кино, преподает режиссуру и эстетику (среди прочего) в Мюнхенском университете кино и телевидения и Академии театра и кино АТАНОР (Бургхаусен). Живет в Берлине с женой и двумя детьми.








В фильме исследованы истоки йогической традиции посредством общения с легендарными учениками и родственниками Кришнамачарьи. Паттабхи Джойс научил режиссера фильма “Приветствию солнца”, Айенгар — стойке на голове, “королеве всех асан”, а Шрибхашьям открыл ему секрет отца — “практику, спасающую жизнь”.

“Дыхание богов” — полнометражный документальный фильм с участием Б. К. С. Айенгара, К. Паттабхи Джойса, Т. К. Шрибхашьяма и Т. Кришнамачарьи, содержащий редкие исторические съемки, а также многочисленные реконструкции демонстраций, которые проводил Т. Кришнамачарья.

Ниже приведено интервью Яна Шмидта-Гарре о предыстории фильма.

Что привело вас к мысли воссоздать демонстрации йоги из 1930-х?
Мое внимание привлекли несколько черно-белых фотографий йога шалы которые можно найти в “Йога-макаранде”, первой книге Кришнамачарьи. Я впервые натолкнулся на эти снимки в книге Нормана Сьомана “Традиция йоги Майсорского двора”, которая, кстати, тоже меня очень вдохновила. Эти кадры прекрасно передавали атмосферу этого места, ставшего отправной точкой для современной йоги: смесь дисциплины, преданности, рвения и волшебства. Снимая этот фильм, я хотел, чтобы его наполняла именно эта атмосфера. А так как видеозаписей тех публичных демонстраций не существует, я решил воссоздать их.

Каким образом, имея на руках только эти фотографии, вы смогли понять, как проходили эти демонстрации?
О тех временах в Майсоре существует крайне мало документальных свидетельств. Тем не менее, нам посчастливилось найти множество свидетелей тех лет, и я сумел расспросить их о демонстрациях. Это были, во-первых, родственники Кришнамачарьи, которые сами участвовали в них — в особенности в тех, что проводились в других городах южной Индии в рамках популяризации йоги. Старшая дочь Пундарикавали 1931 года рождения помнила все в деталях. Вместе с младшей сестрой Аламелу и отцом они снимались в фильме 1938 года, который я также использовал при создании “Дыхания богов”. Жена Кришнамачарьи и ее сестра, Джайя Лакшми, были первыми женщинами, которых он обучал йоге. Джайя Лакшми, недавно скончавшаяся, рассказала нам очень многое. Они не только участвовали в демонстрациях, но и сами преподавали йогу. Между прочим, именно по этой причине Кришнамачарья и взялся их учить: ему было непозволительно обучать женщин, которые не приходились ему родственниками, поэтому женскую часть царской семьи он обучал, используя своих жену, невестку и дочерей как посредников. Судя по всему, именно так йога, прежде существовавшая как сугубо мужская практика, стала открыта для женщин. Поразительно думать об этом, глядя на йогу сегодня, спустя каких-то 70 или 80 лет!

Также были и другие ученики Кришнамачарьи, которые смогли поведать о демонстрациях - в особенности Паттабхи Джойс, БКС Айенгар и Шриниваса Шарма. У них мы взяли интервью перед тем как снимать демонстрации. Начало наших съемок совершенно случайно пришлось на день Гуру Пурунимы в 2007 — тогда мы сняли Паттабхи Джойса; а окончание мы уже специально приурочили снова к Гуру Пуруниме 2010 года и дворцовым демонстрациям.

Где вы нашли демонстрантов?
Двое участников — Шива Кумар и Шьям Нараянан — чемпионы по йога-спорту из Индии, ныне преподающие в Гонконге. Их выбрал и проинструктировал Алекс Медин, ответственный за постановку. Единственный настоящий брамин в этой группе — Прасад Батхунди, санскритолог из Майсора. Именно он выполняет эту удивительную буддхасану в демонстрации в деревне. Он начал практиковать йогу всего два года назад! Возможно, это связано с его браминским происхождением, но мне кажется, что через его взгляд сквозит глубинный смысл йоги, более глубокий, чем ее поверхностная физическая форма. Две девушки — тоже практикующие йогу из Майсора. Для меня было очень важно включить в демонстрацию женщин, так как прежде немногие знали, что женщины тоже практиковали в те годы. Для роли махараджи нам порекомендовали адвоката, поразительно похожего на Кришнараджу Вадияра IV. Он, конечно же, не профессиональный актер, и ему потребовалось время, чтобы отвыкнуть от некоторых привычек — например не покручивать бороду. Сложно пришлось с поиском актера для роли самого Кришнамачарьи. Здесь мы уже не могли позволить себе полагаться лишь на внешнее сходство. Это должен был быть брамин, живший в традиции йоги, дышавший ею. Нам посчастливилось уговорить Гангадхару Бхата, профессора санскрита Алекса из Майсорского института санскрита, исполнить эту роль.

А что насчет места съемок?
Найти деревню, которая все еще выглядела бы так, как могла бы выглядеть индийская деревня 30х годов, оказалось непростой задачей. Наконец, мы остановились на деревушке под Майсором, откуда родом был один из членов нашей съемочной команды. Нам пришлось потрудиться над декорациями, пряча телеграфные столбы и прочие следы современной жизни.

Лалит Махал — это бывший летний дворец майсорского махараджи. Это была его личная резиденция, в отличие от большого городского дворца, который служил, в основном, для светских и политических целей. Мы не смогли однозначно определить, где именно проходили те самые демонстрации, но они с большой вероятностью могли проводиться именно там.

Последовательности асан в демонстрациях очень напоминают серии аштанга-йоги Паттабхи Джойса?
Мы сняли два варианта. Первый — демонстрации перед махараджей и его свитой, предлагающая достижения йога шалы ее покровителю. Такие демонстрации имели задачей не образовывать, а впечатлять и поражать публику; что-то вроде хорошего шоу. Кришнамачарья объезжал города и поселения Карнатаки, распространяя и популяризуя йогу. Он просил ученика исполнить последовательность, которая завершалась очень сложной и зрелищной асаной, после чего он рассказывал аудитории о пользе этой позы. Ученик должен был удерживать асану, пока Кришнамачарья не заканчивал говорить, а затем пройти через последовательность в обратном порядке и вернуться в исходное положение. Это не очень-то похоже на традицию Паттабхи Джойса. В своей второй книге “Йогасанагалу” Кришнамачарья подробно описывает пошаговое освоение каждой асаны из исходного положения стоя.

Почему в своем фильме вы не обозначили, какие части фильма являются историческими съемками, а какие — реконструированы?
Это бы нарушило поток. Я хочу, чтобы зрители по-настоящему погрузились в тот мир, о котором я повествую. Когда вы читаете в субтитрах “реконструкция”, это меняет ваше восприятие; вы перестаете проживать и начинаете созерцать. Это все равно что начать задавать человеку вопросы во время шавасаны! Когда я думаю о “Дыхании богов” сегодня, спустя некоторое время, я чувствую атмосферу, настроение, другой мир: улочки Южной Индии, звуки пианино, странные знаки на лбах стариков, черно-белые фотографии, и то всепоглощающее чувство после плодотворной практики йоги, когда вам удалось соединить свои движения и дыхание — все эти моменты здесь собираются в одну целостную картину. Это то, чем для меня является йога — целый мир. Не какая-то его часть, а целый мир сам по себе, в который я знаю дорогу — как в мир искусства, еды или любви. Я мечтаю о том, что мой фильм распахнет и некоторым другим людям двери этой потрясающей вселенной.