22 окт. 2016 г.

Кришнамачарья — человек-легенда. Факты и вымыслы



В канун премьеры фильма о Кришнамачарье «Дыхание богов» мы взяли интервью у Смиркина Александра. Он преподает аштанга-йогу в традиции Шри К. Паттабхи Джойса в Prana Ashtanga Yoga School (Москва) и является одним из переводчиков фильма на русский язык. Длительное время изучая историю метода, он пришел к выводу, что многие события, описанные в официальных биографиях Кришнамачарьи, можно поставить под сомнение.

Как известно, жизнь Кринамачарьи достаточно подробно описана в биографиях, авторами которых являются его сын Т. К. В. Десикачар (Yoga & the living tradition of Krishnamacharya, 1998) и внук Каустуб Десикачар (The yoga of the yogi, 2005). Кроме этого, опубликованы автобиографические заметки самого Кришнамачарьи, воспоминания о нём его прославленных учеников Б. К. С. Айенгара, К. Паттабхи Джойса, Шриватса Рамасвами, А. Г. Мохана и других. Разве этих источников недостаточно, чтобы получить достоверную картину жизни великого йогина?

К сожалению, если сопоставить все данные, то картина получается довольно противоречивая, со множеством нестыковок. Это не только моё наблюдение, об этом пишет и А. Г. Мохан, многолетний ученик Кришнамачарьи и автор ещё одной книги о нём — Krishnamacharya: his life and teachings (2010).

Начнём с того, что биографии, вышедшие из под пера Десикачаров, не единственные, и не первые. Существуют и другие, менее известные, но не менее важные документы, например, более ранние биографии Кришнамачарьи, изданные Кришнамачарья-йога-мандирамом. В то время эта организация, основанная при жизни Кришнамачарьи для распространения его учения, ещё не стала вотчиной Десикачаров, и в её деятельности принимали участие остальные ученики Кришнамачарьи.

Одна из них, Мала Шриватсан, была автором первой монографии о Кришнамачарье, которая называлась Śrī Krishnamacharya the pūrnācārya (1997). Это лаконичная, прекрасно иллюстрированная книга, в которую включено уникальное интервью Кришнамачарьи, а также его аштоттара-шатанамавали, традиционный перечень 108 имён для почитания. Книга давно является раритетом, но мне удалось купить её у букинистов через интернет за полсотню фунтов. Особую ценность книге придаёт автограф самого Десикачара, обнаруженный в ней. 




Биография, написанная Малой Шриватсан



Но гораздо раньше, в 1978 году, ещё при жизни Кришнамачарьи, другой его ученик, Шриватса Рамасвами, написал биографическую статью для Indian Review, которая называлась About Sri Krishnamacharya, my guru. В ней содержатся любопытные данные, которые не встречаются больше нигде.

А как создавалась биография Кришнамачарьи?

Со слов Десикачара, в 1976 году, при подготовке к открытию Кришнамачарья-йога-мандирама, когда у него возникла необходимость в официальной биографии Кришнамачарьи, он практически ничего не знал о своём отце. Только общеизвестные факты, что тот учился у пандитов северной Индии, провел несколько лет в Тибете и был учителем йоги при дворе махараджей Майсура. «Отец, люди приходят и спрашивают меня о тебе. Мне нечего им ответить» — с такими словами Десикачар обратился к своему 88-летнему отцу с просьбой рассказать историю своей жизни. Таким образом, практически все что мы знаем, особенно о раннем, малоизвестном периоде ученичества Кришнамачарьи, записано с его слов, или им самим, спустя полвека после описываемых событий.
 
Итак, биографы имели на руках: 1) автобиографический рассказ Кришнамачарьи в пересказе Десикачара, 2) краткий перечень дат и событий с 1922 по 1951 годы, записанный рукой Кришнамачарьи на тетрадном листе, 3) автобиографическую брошюру, изданную в 1960-е годы, о которой упоминает А. Г. Мохан, 4) аудиозапись интервью Кришнамачарьи тамильскому журналу Kalaimagal, сделанную в 1984 году, когда ему было уже 95 лет. Всё это легло в основу исходной официальной версии жизни Кришнамачарьи, которая была разработана в рамках Кришнамачарья-йога-мандирама и представлена в ранних биографиях. В последующих биографиях она была дополнена и исправлена, на основании, как утверждают авторы, проведенных ими исследований.

В чём же несогласованность этих биографий?

Давайте посмотрим это на примере официальной даты рождения Кришнамачарьи и семи лет, проведённых им у гуру в Тибете. 

Ирония в том, что для обнаружения чего-то нового в биографии Кришнамачарьи, не обязательно разыскивать неизвестные источники, достаточно внимательно читать старые и хорошо известные. Официальной датой рождения Кришнамачарьи является 18 ноября 1888 года. Она даже включена в мантру-приветствие Кришнамачарье: «я поклоняюсь йогачарье Кришнамчарье, который родился в год виродха, месяц картика, под звездой Сатабиша» (это традиционные индийские названия месяца и года в 60-летнем цикле самватсар). Я пытался строить хронологию жизни Кришнамачарьи, отталкиваясь от этой даты, но некоторые события в неё совершенно не укладывались. Создавалось впечатление, что дата рождения сдвинута на 4-8 лет назад.

Потом, в книге Каустуба Десикачара я прочитал включенное в неё эссе-воспоминание Б. К. С. Айенгара. Он был шурином Кришнамачарьи, и поведал о своём зяте много интересного. Ко всему прочему, он пишет: «в июне 1926 года, когда он женился на моей сестре, мне было 7,5 лет, ему было 33 года, моей сестре — 12». Мы получаем 1892 или 1893 год. Уже после этого я наткнулся на биографию, написанную Шриватса Рамасвами, в которой 1892 год указан явно.



Биографическая статья Шриватса Рамасвами в Indian Review




Как же получился 1888 год?

Путём обратного отсчёта от даты празднования 100-летнего юбилея Кришнамачарьи. Этот грандиозный jayanti-фестиваль, устроенный в Ченнаи родственниками Кришнамачарьи, длился несколько дней, с 14 по 18 ноября 1988 года. Поэтому, кстати, в некоторых биографиях в качестве дня рождения указано не 18, а 14 ноября.

То есть столетие отпраздновали немного заранее?

Для Индии это не удивительно. Следует сказать, что сам Кришнамачарья не особенно желал участвовать в мероприятии: «кто я такой, чтобы меня так чествовали?». По трагической случайности, за несколько лет до этого Кришнамачарья сломал бедро. В его комнате сделали перестановку, и он в темноте сел в кресло, которое убрали из обычного места. Вероятно, травма сильно подорвала его здоровье. Вынужденная неподвижность удручающе действовала на такую деятельную натуру как он: «теперь я потерял свою независимость». Возможно, это не позволило ему дальше заниматься йогой и делать «практику, сохраняющую жизнь», о которой рассказывается в фильме. Вскоре умерла его жена, что добавило переживаний. Если бы не это, Кришнамачарья дожил бы и до 100 лет, но теперь он сильно ослаб. Врачи предрекали скорую смерть, хотя Кришнамачарья называл это ерундой и говорил, что он не чувствует смерти в своём дыхании. Тем не менее, это подтолкнуло родственников к организации юбилея. Кстати, очень рекомендую посмотреть замечательный французский фильм-хронику об этом событии Cent ans de beatitude.

Их мотивы понятны. Десикачар писал: «Мой отец всегда говорил, что человеку предначертано жить 100 лет». Кроме того, по законам Ману [4.158]: «Человек, даже лишенный счастливых примет, [но] верующий и чуждый зависти, живет сто лет». А спустя четыре месяца после юбилея Кришнамачарья умер.

Как сдвиг даты рождения отразился на хронологии?

Непросто выкинуть четыре года из насыщенной биографии Кришнамачарьи. Пожалуй единственная возможность — это уменьшить количество лет, проведённых им в Тибете. По правде говоря, и с «ранней» датой рождения они не очень вписывались в хронологию. Судите сами, Ганганатх Джха, профессор Куинс-колледжа в Варанаси, наставник и друг Кришнамачарьи, который и рассказал ему про тибетского учителя, начал преподавать в Варанаси в 1918 году. А мы знаем, что в 1922 году Кришнамчарья вернулся обратно, и в 1923 году уже учился в Калькутте. Таким образом, у него было всего четыре года на обучение в колледже, на приключения, связанные с получением разрешения для путешествия у вице-короля, на само путешествие и на обучение у гуру.

То есть на Тибет оставалось года два?

Думаю, он провел в горах один или два летних сезона. В 1920-21 годах. Причем, не в окрестностях Кайласа и озера Манасаровар, а совсем в другом месте.

Вот как! И где же?

В резонансной книге Нормана Сьомана The yoga tradition of the Mysore Palace (1996) приведено черновое введение к книге Кришнамачарьи «Йога-макаранда», которое не было опубликовано. В нём он пишет, что его учитель Рама Мохан Брахмачари был главой Мукти-нараяна-кшетры. Это Муктинатх, одно из 108 священных мест (дивья-дешам) вишнуитов, расположенное на севере Непала, на границе с тибетской областью Мустанг. Кстати, это место более приспособлено для длительного проживания и занятия йогой и находится гораздо ближе чем Кайлас к Варанаси, где Кришнамачарья учился. Интересно, что «Йога-корунта», или «Йога-курантам», по преданию была написана на непальском языке, что можно считать косвенным подтверждением вышеуказанной версии.

Можно предположить, что во время паломничества в Муктинатх в период летних каникул Кришнамачарья и познакомился со своим учителем. Возможно, раз или два он смог вернуться к нему для продолжения обучения. В 2012 году мы совершили паломничество «по следам Кришнамачарьи» из Варанаси в Непал, с пятидневным треком по руслу Кали-Гандаки и подъемом в Муктинатх.


Ятра «по следам Кришнамачарьи» в Муктинатх, 2012 год


Обнаружили что-нибудь интересное?

Прежде всего, мы открыли для себя это волшебное место, в кундах и 108 источниках которого смыли накопленные грехи. Кроме этого, мне удалось выяснить, что священники в местный храм Нараяны назначаются из близлежащих непальских деревень, поэтому, можно предположить, что йога, которой Кришнамачарья научился у Рам Мохан Брахмачарьи, была не тибетской, а североиндийской или непальской. Учитывая, что к югу от Муктинатха находится Горахпур и традиционные области, связанные с происхождением хатха- и натха-йоги.

А стоило ли копаться в биографии гуру?

Знаете, есть замечательная индийская пословица, которую упоминал Рамасвами: «не ищи русла реки, не исследуй происхождение гуру». Но, как мне кажется, всё зависит от мотива. У меня он был сугубо практическим — я стал изучать историю метода, чтобы найти технические приёмы, которые могли бы помочь мне в решении возникающих в практике проблем. Ведь всего несколько лет назад книги Кришнамачарьи, «Йога-макаранда» и «Йогасанагалу», не были переведены даже на английский язык, и их приходилось искать на тамильском, чтобы просто посмотреть картинки.

Например, мне как аштангисту было приятно найти в книге Малы Шриватсан виньяса-краму для ардха-баддха-падма-пасчимоттанасаны, которая полностью соответствует тому, что мы делаем в аштанга-йоге, только с пропуском виньясы между сторонами, что, по воспоминаниям учеников Паттабхи Джойса, раньше делал и он. Или увидеть в фильме Cent ans de beatitude как по-аштанговски выполняются виньясы на занятии у раннего Десикачара. Это говорит о том, что майсурское наследие продолжало жить в Мадрасе.

Все найденные биографические нестыковки — это, можно сказать, побочные результаты процесса. Совершенно нормально, что реальная личность по имени Кришнамачарья превратилась в парадигматическую модель для его поклонников. Уже через несколько лет факты настоящей биографии выдающегося человека исчезают из коллективной памяти, и он становится архетипом, т. е. символизирует лишь добродетели своей «профессии», иллюстрируемые соответствующими парадигматическими событиями. В Индии этот процесс начинается еще при жизни человека и протекает гораздо быстрее, так как это связано с его статусом.

Мне не очень интересно читать жития святых. Меня привлекают и вдохновляют биографии реальных людей, которые смогли преодолеть как внешние обстоятельства, так и внутренние противоречия. Тогда за иконой я начинаю видеть реального человека, удивительного и незаурядного, которого можно полюбить по-настоящему. Пусть Кришнамачарья не был обладателем PhD по всем философским системам Индии, как утверждал Десикачар, но он учился у таких эрудитов, одна беседа с которыми может сделать философом. Пусть Кришнамачарья не въезжал в Майсур на белом коне, как утверждают его агиографы, но, будучи никому неизвестным бедным брахманом, сумел стать главным королевским йогачарьей. Но это уже темы для других интервью.