24 мая 2018 г.

Интервью с Сюзанной Финоччи (май 2018)

Приглашаем на семинар Сюзанны 1-3 июня!



Вопросы задавала Наташа Савина.

1. Расскажите о своём пути в йоге.

Я начала заниматься в сентябре 1993 в Риме. Мой близкий друг так тепло отзывался об аштанге, что я решила попробовать. С того самого момента я ни разу не прерывала практику! В феврале 1995 года я уже была в Майсоре, в старой шале в Лакшмипураме, где гуруджи учил, а Шарат ассистировал. Я хорошо помню благоговение перед гуруджи, в котором воплощалась вся индийская мудрость. Он вёл себя очень дружелюбно, но авторитарно, хотя за всем этим скрывалось хорошее чувство юмора.
Я вернулась в Майсор в 1996 году, а потом только в 2003, после чего каждый год приезжала практиковать в новой шале. Вместе с Jens Bache мы были удостоены чести принимать у себя в Копенгагене гуруджи и Шарата — это незабываемый опыт!
Для меня всегда было и остаётся важным практиковать в Майсоре — сначала с гуруджи, потом с Шаратом. Так я поддерживаю живую связь с этим учением. Практика с Шаратом очень благодатна для меня — после неё я всегда заряжаюсь энергией.
Вдохновлённая его призывом углублять знание о йоге, я начала изучать санскрит сначала в Майсоре, а затем в университете Копенгагена. Сложность санскрита и глубина индийской философии буквально заинтриговали меня.
Изучение санскрита и философии благотворно повлияли на мою практику. Я смогла позитивно воспринимать все взлёты и падения своего йоговского пути. Я по-настоящему люблю свою практику и люблю передавать знание о ней!

2. Люди, практикующие аштангу — есть ли у них что-то общее?

Во-первых, аштангисты не боятся потеть! Во-вторых, они берут на себя обязательство выполнять физическую практику или по-крайней мере пытаются сделать это. За время преподавания я видела людей, практикующих аштангу, с абсолютно разными мотивациями, телами, способностями; людей, находящихся на разных этапах жизни. Меня вдохновляет, что всё это остаётся за пределами йогашалы — на коврике каждый просто дышит и двигается от асаны к асане.

3. Какие качества помогает развить аштанга?

Благодаря практике мы развиваем те качества, которые именно у нас отсутствуют — на физическом, ментальном и психическом уровне. Гибкий человек приобретает стабильность и силу, а сильный — наоборот становится гибче и учится отпускать ситуацию. Иногда случается, что мы продолжаем упорствовать, развивая те качества, в которых мы сильны от природы и обходя свои более слабые стороны. В конечном счёте попытка сбежать от своих слабостей и недостатков не принесёт никакой пользы.

4. Какие первые изменения происходят с человеком, начавшим практиковать аштангу?

Первое, что испытывает новичок, — это ощущение, что у него есть тело!
Затем возникает понимание того, что для тела хорошо и что плохо.
Изменения затрагивают и питание, поскольку всё съеденное имеет прямое влияние на качество последующей практики. Сон становится более регулярным.
Мне больше всего нравится, когда вторые половинки моих учеников приходят в йогу вслед за своими партнёрами.

5. Как опытным и давно практикующим аштангистам удаётся поддерживать свою практику?

Я считаю, что важнее всего менять свои ожидания от практики асан, принимать неизбежные колебания в её интенсивности, вновь и вновь воскрешая свою любовь к ней. Очень важно учиться и расширять понимание того, для чего нужна эта практика. В этом вам поможет ваш учитель.

6. У вас есть примеры того, как аштанга помогает решить проблемы со здоровьем?

Я знаю об улучшении состояния при артрите, сильной боли в спине, сколиозе, при проблемах с пищеварением, мигренями и повышенной тревожности.

7. Иногда практика кажется слишком тяжёлой — особенно когда делаешь первую серию и половину второй или вторую и половину третьей. Должна ли она быть такой? Должен ли человек сильно уставать после практики?

Да, практика и правда иногда становится слишком тяжёлой, особенно когда подряд выполняются две серии. Думаю, поэтому Шарат-джи разбивает практику на части при достижении определённого этапа. Всё же необходимо найти способ копить энергию и не растрачивать её на бесполезную активность.
Когда практика слишком тяжела и после неё у нас не остаётся ни капли энергии, это может означать, что мы делаем слишком много, слишком много асан. Но может быть и так, что в настоящий момент мы переживаем стресс или какая-то ситуация требует привлечения всех наших сил — и тогда необходимо снизить интенсивность практики.

8. Как можно мотивировать людей, которые делают первую серию годами?

У некоторых людей, много лет практикующих только первую серию, по-настоящему непоколебимый ум и менее драматичный подход к практике. Я стараюсь мотивировать их так же, как и других учеников: предлагаю изменить что-то в питании, изучить философские тексты, петь мантры или поехать в Майсор.